Яндекс.Погода
    





















Источник статьи, сайт - http://www.dfa.ru/

    Озоном по дырам? - Профанация!

     

    Ни в коей мере не ущемляя достоинства озона, как исключительного состояния кислорода, способного давать людям не только здоровье, но саму жизнь на планете Земля, вместе с тем, как специалист не могу обойти стороной и тот факт, что некоторые производители и разработчики стоматологического оборудования руководствуются, к сожалению, именно неуважительной профанацией и, выдавая желаемое за действительность, порой, готовы нарушить и сам принцип медицины – не навреди!
    Нельзя скрыть и без того присутствующий некий скептицизм среди медицинских работников по отношению к озонотерапии как к таковой, но считаю, что и как бы там ни было, а развитие этой области в медицине всё-таки продвигается вперед с поиском новых путей и моделей. Однако подобные потуги, о коих будет упомянуто ниже, некоторых энтузиастов способны свести, доселе, столь ещё не традиционные методы озонотерапии - ни только к минимуму их восприятия, но и выработать стойкий иммунитет как к некоему сказочному чародейству.



     
    ОЗОН O3 (от греч. ozon-пахнущий) — аллотропная модификация кислорода, которая может существовать во всех трех агрегатных состояниях, едва ли не единственный пример подобного рода. Озон — нестабильное соединение и даже при комнатной температуре медленно разлагается на молекулярный кислород, однако эта нестабильность не настолько велика, чтобы считать озон радикалом.
    Общие свойства озона
    Молекулярный вес = 47, 9982 г/моль. Температура плавления (1 атм) = -193° С. Температура кипения (1 атм) = -112° С. Молекула озона О316 имеет массу 7,97 • 10-23 г. Однако в молекулу озона очень часто входит и тяжелый кислород О18. По приближенной оценке в атмосферном озоне имеется около 0,21% молекул с составом О16-O18-O16 и 0,41% молекул О16-O16-O18.
    Газообразный озон имеет при давлении 1 атм и 29° С плотность = 2,144 • 10-3 г/см3 и теплоемкость = 0,190 кал/г (при 0°С). Он сжижается при -111,9° С в темно-синюю жидкость плотностью 1,46 и вязкостью 4,2 • 10-2 П. Скрытая теплота его испарения равна 75,6 кал/г. При температуре -183° С жидкий озон имеет уже плотность 1,57, а при -192,7° он затвердевает в виде темно-фиолетовых кристаллов. Критическая температура жидкого озона равна -12,1° С, критическое давление 54,6 атм.
    Озон - реагент особый, он крайне нестабилен и при повышении концентрации легко диспропорционирует по общей схеме: 2О3 —> 3О2.
    При концентрации выше 20% газообразный озон может превращаться в кислород взрывным образом. То же относится к жидкому и твердому озону. Инициаторами могут быть: термический нагрев, ультрафиолетовое или ИК- лазерное излучение, органические примеси, катализаторы.
    В газообразном виде озон имеет голубоватый оттенок, заметный при содержании в воздухе 15—20% озона. Он связан со слабым поглощением в оранжевой части спектра. В атмосфере окраска, создаваемая озоном, заметна у серовато-синего края земной тени, отброшенной на атмосферу, например на востоке после захода Солнца. Поскольку здесь солнечные лучи прошли длинный косой путь сквозь атмосферу и сквозь слой озона в ней, поглощающего часть светового спектра, чем и объясняется эта окраска.
    Озон при нормальных условиях — газ с резким запахом. При очень низких концентрациях, составляющих доли от предельно допустимых (ПДК), запах ощущается как приятная свежесть, но с увеличением концентрации становится неприятным. Запах замерзшего белья - запах озона. К нему легко привыкнуть.
    Озон, начиная с некоторых концентраций, токсичен. Основное его количество сосредоточено в так называемом "озонном поясе" на высоте 15—30 км. У поверхности земли концентрация озона значительно меньше и абсолютно безопасна для живых существ; существует даже мнение, что полное его отсутствие также отрицательно сказывается на работоспособности человека.
    При концентрациях порядка 10 ПДК озон ощущается очень хорошо, но через несколько минут ощущение пропадает практически полностью. Это необходимо иметь в виду при работе с ним, так как озон — вредное вещество. ПДК озона равно 5 • 10-6 %.
    Озон ядовит для людей, животных и растений. Озон, образующийся при некоторых производствах, содержащийся в воздухе больших городов и пр., может быть вреден сам по себе, по некоторым источникам [БСЭ] даже более ядовит, чем угарный газ CO и сопоставим с действием сенильной кислоты.
    Он раздражает дыхательные пути человека при объемной концентрации всего 0,1 • 10-6, кашель, рвоту, головокружение, усталость; предельно допустимая концентрация О3 в воздухе при воздействии в течение 1—2 часов, по исследованиям гигиенистов, равна 10-6 по весу (1,5 • 10-6 по объему). Концентрация по объему 5 • 10-6 уже опасна для жизни, а такое содержание озона наблюдается в верхней стратосфере довольно часто.
    При повышенных концентрациях в воздухе озон снижает сопротивляемость организма человека к бактериальным инфекциям. Являясь сульфгидрильным ядом, озон быстро нактивирует SH-ферменты, нарушая тем самым многие биохимические процессы, в том числе окислительные. Полагают также, что токсическое действие озона обусловлено образованием свободных радикалов, высвобождением из тканей [том 17 БМЭ 1981 г].
    От озона особенно страдают астматики и аллергики. Сначала при отравлении озоном наступает сонливость, затем меняется дыхание: оно становится глубоким, неритмичным, появляются перерывы в дыхании. Смерть наступает в результате паралича. Патологоанатомические исследования показали характерную картину отравления озоном: кровь не свертывается, легкие пронизаны множеством кровоизлияний.
    ЛД50 0,046 мг/л (мыши, 2 ч), 3 мг/л (мыши, 5 мин). В присутствии оксидов азота токсичность озона увеличивается в 20 раз.
    Однако озон обеспечивает и сохранение жизни на Земле, т. к. озоновый слой задерживает наиболее губительную для живых организмов и растений часть ультрафиолетового излучения Солнца с длиной волны менее 300 нм, наряду с СО2 поглощает ИК излучение Земли, препятствуя ее охлаждению.
    Озон сильнее кислорода растворим в воде. Определение растворимости озона усложняется его нестойкостью и спонтанным разложением в жидкостях. В воде, например, озон разлагается значительно быстрее, чем в газовой фазе, причем исключительно большое влияние на скорость разложения оказывает наличие примесей, особенно ионов металлов.
    Полагают, что растворимость озона в воде подчиняется закону Генри, т.е. количество растворенного озона пропорционально давлению газообразного над раствором. Зависимость растворимости озона в воде от температуры; растворимость приведена к 100%-му озону при атмосферном давлении: 1,09 г/л при 0° С ; 0,87 г/л при 10° С ; 0,57 г/л при 20° С ; 0,40 г/л при 30° С ; 0,27 г/л при 40° С ; 0,19 г/л при 50° С ; 0,14 г/л при 60° С .
    Теплота растворения озона в воде равна 16,3 кДж/моль.
    Растворение озона в водных растворах кислот и солей ниже, чем в чистой воде. По данным литературы, при температуре 18°С; в растворе 35 г NaCl / л Н2О растворимость озона =  0,17 г/л.
    Жидкий озон смешивается во всех отношениях с жидкими аргоном, четыреххлористым углеродом, азотом, молекулярным фтором, метаном, углекислотой и некоторыми другими жидкостями. Отличными растворителями озона являются фреоны. Они хорошо растворяют и озон, находящийся при температуре выше точки кипения, т.е. газообразный. Фреоны инертны сами по себе и не способствуют разложению озона, образуя с ним стабильные растворы. В свое время их использовали для перевозки и хранения этого неустойчивого и взрывоопасного вещества.
    Озон хорошо адсорбируется силикагелем и алюмогелем. При парциальном давлении озона, например 20 мм рт. ст., и при 0° С силикагель поглощает около 0,19% озона по весу. При низких температурах адсорбция заметно ослабевает. В адсорбированном состоянии озон очень устойчив.
    Потенциал ионизации озона равен 12,8 эВ.
    Химические свойства озона отличаются двумя главными чертами — нестойкостью и окисляющей способностью. Примешанный к воздуху в малых концентрациях, он разлагается сравнительно медленно, но при повышении температуры разложение его ускоряется и при температуре более 100° С становится очень быстрым. Присутствие в воздухе NO2, Cl, а также каталитическое действие окислов металлов — серебра, меди, железа, марганца — ускоряют разложение озона.
    Озон обладает столь сильными окислительными свойствами, поскольку один из атомов кислорода очень легко отщепляется от его молекулы. Легко переходит в кислород с выделением 34 ккал/моль тепла (экзотермическая реакция).
    Озон окисляет при обычной температуре большинство металлов. Серебро чернеет в воздухе, содержащем озон; с ртутью он образует окись HgO. Кислые водные растворы озона довольно устойчивы, в щелочных растворах озон быстро разрушается.
    Металлы переменной валентности (Mn, Co, Fe и др.), многие окислы, перекиси и гидроокиси эффективно разрушают озон. Большинство металлических поверхностей покрывается пленкой окисла в высшем валентном состоянии металла (например, PbO2, AgO или Ag2O3, HgO).
    Озон окисляет все металлы, за исключением золота и металлов платиновой группы, и реагирует с большинством других элементов, разлагает галогеноводороды (кроме HF), переводит низшие окислы в высшие и т. д. Он не окисляет золото, платину, иридий, сплав 75%Fe + 25%Cr. Черный сернистый свинец PbS он обращает в белый сернокислый PbSO4, мышьяковистый ангидрид Аs2O3 — в мышьяковый As2O5 и т. д.
    Реакция озона с ионами металлов переменной валентности (Мn, Сr и Со) в последние годы находит практическое применение для синтеза полупродуктов для красителей, витамина РР (изоникотиновая кислота) и др. Смеси солей марганца и хрома в кислом растворе, содержащем окисляемое соединение (например, метилпиридины), окисляются озоном. При этом ионы Сr3+ переходят в Сr6+ и окисляют метилпиридины только по метальным группам. В отсутствие солей металлов разрушается преимущественно ароматическое ядро.
    Озон реагирует и со многими газами, которые присутствуют в атмосфере. Сероводород H2S при соединении с озоном выделяет свободную серу, сернистый ангидрид SO2 превращается в серный SO3, в одной среде образуется серная кислота H2S4; закись азота N2O — в окись NO, оксид азота NO быстро окисляется до NO2, в свою очередь NO2 также реагирует с озоном, причем в конечном счете образуется N2O5; аммиак NH3 — в азотноаммиачную соль NH4NO3.
    Одна из важнейших реакций озона с неорганическими веществами — разложение им йодистого калия. Эта реакция широко используется для количественного определения озона.
    Озон реагирует в ряде случаев и с твердыми веществами. В частности, пропуская озонокислородную смесь через колонку с сухой щелочью, можно заметить, что щелочь приобретает красный (в случае КОН), желтый (для NaOH) или оранжевый (в случае RbOH) цвет. Первые сообщения относятся еще к 50-м годам прошлого века, хотя и носят в основном качественный характер. А. И. Казарновский впервые выделил новые вещества в виде чистых кристаллов и показал, что здесь мы имеем дело с новым классом соединений, которые были названы озонидами.
    Кроме щелочных, выделены озониды щелочноземельных металлов: стронция, бария, причем температура их стабилизации растет в указанном ряду; Са(O3) 2 стабилен при 238 К, Ва(O3) 2 при 273 К.
    Озониды разлагаются с образованием надперекиси, например NaO3 —> NaO2 + 1/2O2. Различные озониды образуются также при реакциях озона с органическими соединениями.
    Озон окисляет многочисленные органические вещества, насыщенные, ненасыщенные и циклические углеводороды. Опубликовано много работ по исследованию состава продуктов реакции озона с различными ароматическими углеводородами: бензолом, ксилолами, нафталином, фенантреном, антраценом, бензантраценом, дифениламином, хинолином, акриловой кислотой и др. Он обесцвечивает индиго и многие другие органические красители, благодаря чему им пользуются даже для отбелки тканей.
    Скорость реакции озона с двойной связью С=С в 100 000 раз выше, чем скорость реакции озона с одинарной связью С-С. Поэтому от озона и первую очередь страдают каучуки и резины. Озон реагирует с двойной связью с образованием промежуточного комплекса:
    Эта реакция идет достаточно быстро уже при температурах ниже 0°С. Для большинства соединений с двойными связями k 3,1 равна 104 — 105 л/моль • с. В случае предельных соединении озон является инициатором обычной реакции окисления:

    Интересно взаимодействие озона с некоторыми органическими красителями, которые сильно флюоресцируют при наличии озона в воздухе. Таковы, например, эйхрозин, рибофлавин и люминол (триаминофталгидразид) и особенно родамин-В и сходный с ним родамин-С.
    Образование и синтез озона
    По современным представлениям, озон образуется в газовой среде, содержащей кислород, если возникнут условия, при которых кислород диссоциирует на атомы. Это, возможно, во всех формах электрического разряда: тлеющем, дуговом, искровом, коронном, поверхностном, барьерном, безэлектродном и т.п.
    Основной причиной диссоциации является столкновение молекулярного кислорода с ускоренными в электрическом поле электронами. Кроме разряда диссоциацию кислорода вызывают УФ-излучение (с диной волны < 240 нм) и различные частицы высокой энергии: альфа-, бета-, гамма-частицы, ренгеновские лучи и т.п. Озон получают также при электролизе воды. Условно группу реакций, приводящих к диссоциации кислорода, обозначим следующим образом:
    O — O2 + О.
    Атом кислорода в результате тройного столкновения образует озон:
    О + O2 + М — О3 + М,
    М — любая частица, например молекула кислорода, озона, молекула примеси, атом кислорода и т.д.
    Тройное столкновение обязательно, поскольку необходимо отвести избыток энергии. Тройное столкновение иногда представляют как два двойных:
    О + O2 — О3•,
    О3• + М — О3 + М,
    но в данном случае это не меняет сути дела.
    Практически во всех источниках образования озона существует группа реакций, в результате которых озон разлагается. Они мешают образованию озона, но реально существуют, и их необходимо учитывать.
    Сюда входит термическое разложение в объеме и на стенках реактора, его реакции с радикалами и возбужденными частицами, например реакция
    О3 + О (3P) — 2O2,
    реакции с добавками и примесями, которые могут входить в кислород. Так, при образовании озона из воздуха необходимо учитывать реакции озона с оксидами азота.
    Каждая из трех групп реакций – диссоциация кислорода, образование озона и его распад – может состоять из нескольких, иногда многих реакций, так что полный механизм состоит из значительного числа стадий, параллельных каналов и реакций.
    Нужно обратить внимание на то, что внешняя энергия, затрачиваемая на производство озона, уходит на диссоциацию кислорода, так как реакция образования О3 идет с выделением теплоты. Однако при механизме образования через диссоциацию принципиально нужно вложить энергии больше, чем теплота образования озона: 5,16 эВ (по другим данным 5,12 эВ) против 2,96 эВ на 2 молекулы О3. Разность 2,2 эВ бесполезно теряется при тройном столкновении.
    Иногда считают, что потери должны быть даже выше, поскольку кислород может диссоциировать при столкновении с электронами, перейдя в возбужденное электронное состояние с энергией 7,08 эВ. Затраты соответственно возрастают до ~ 2 кВт-ч/кг.
    Реальные установки, на каком бы принципе они ни работали, дают значительно более низкие энергетические выходы. Наиболее экономичен здесь, по-видимому, барьерный разряд. Хорошим выходом для озонаторов, работающих по принципу барьерного разряда, считается ~ 0,2 кг/кВт-ч. При работе со специальным импульсным питанием было получено до 0,45 кг/кВт-ч. Вероятно, это наиболее высокий выход, полученный к настоящему времени.
    В данном контексте речь идет о так называемой активной мощности, т.е. о мощности, выделяющейся в разрядном промежутке. Ее не следует смешивать с полной мощностью, потребляемой от сети. Последняя состоит из активной мощности плюс мощность, теряемая при передаче, как-то потери в преобразователях частоты и напряжения, потери в диэлектрических барьерах и т.п. КПД озонаторной установки зависит при прочих равных условиях от того, на какую – полную или активную – мощность рассчитывается единица массы образовавшегося озона. Здесь нет четко установленных стандартов.
    Улучшение эффективности установки может идти, в этом смысле, по двум направлениям:
    1) усовершенствование электрических источников, чтобы по возможности максимальную часть полной мощности превратить в активную;
    2) выбор такого механизма, при котором наибольшая часть активной энергии пойдет на образование озона. Барьерный разряд – наиболее эффективный генератор озона. Все другие, известные сейчас методы, экономически менее выгодны, хотя некоторые из них могут иметь отдельные преимущества перед барьерным разрядом. Более того, электросинтез озона, по-видимому, единственная химическая реакция, которая в промышленных масштабах осуществляется в разрядах.
    Под барьерным разрядом понимают разряд, возникающий между двумя диэлектриками или диэлектриком и металлом. Из-за того, что электрическая цепь разорвана диэлектриком, питание осуществляется только переменным током. Впервые озонатор, близкий к современным, был предложен в 1897 г. Сименсом.
    Если озонатор питается током промышленной частоты (не выше), охлаждение проточной водой не обязательно. Она используется лишь для подвода напряжения. Электропитание осуществляется от высоковольтного трансформатора. Земляной провод высоковольтной обмотки трансформатора подается на внешний электрод (1), на этом же участке цепи ставят измеритель тока (миллиамперметр); высоковольтный провод подводится к внутреннему электроду (3). Между этой точкой и землей статическим киловольтметром измеряется напряжение, подаваемое на озонатор. На низковольтную обмотку трансформатора напряжение от сети обычно подается через регулятор.
    Зазор между заземленным электродом (1) и изолятором (2) представляет собой разрядный промежуток. Напряжение, при котором разряд устойчиво работает, зависит от ширины разрядного промежутка и толщины изолятора и колеблется в пределах 7—12 кВ. Сила тока при частоте 50 Гц составляет единицы миллиампер или меньше, активная мощность – несколько ватт. При небольших мощностях озонатор можно не охлаждать, так как выделяющееся тепло уносится с потоком кислорода и озона. Для получения большего выхода (до 20 г O3 в час) используется озонатор, но барьеры которого необходимо охлаждать проточной водой. Тогда питание осуществляется от генератора с повышенной частотой (обычно 1000—10000 Гц), мощность значительно возрастает, увеличивается и выход озона, т.к. количественный выход озона имеет прямую зависимость от частоты тока. Реакционный кислород, после дополнительной фильтрации, очистки и осушения, подается в зазор из баллона с определённой скоростью расхода. Некоторые типы барьерных озонаторов работают при подаче для озонирования атмосферного воздуха, но в таком варианте совместно с озоном неизбежно образуются и оксиды азота, которые сами по себе являются вредными примесями в вырабатываемой смеси, а также способствуют быстрому распаду озона.
    В промышленных производствах озон также синтезируют в дуговых озонаторах (плазмотроны), в генераторах озона тлеющего (лазеры) и поверхностного разряда. Фотохимический способ Если принять во внимание абсолютное количество озона в верхних слоях атмосферы, который образуется за счет солнечной радиации, то окажется, что большая доля произведенного на Земле озона образуется фотохимически и это первенство, вероятно, сохранится на все обозримое время. В практической деятельности человека фотохимические методы синтеза играют меньшую роль, чем синтезы в барьерном разряде. Главная область их использования - получение малых и ультрамалых концентраций озона {10-3—10-6 объемн.%). Такие концентрации озона требуются при испытании резинотехнических изделий на устойчивость к растрескиванию под действием атмосферного озона. Несмотря на то, что испытательной аппаратурой такого типа оснащены практически все резинотехнические предприятия и отраслевые институты, в мировой литературе опубликовано весьма мало работ по фотохимическому получению озона. Имеющиеся данные посвящены главным образом проблемам метеорологии.
    Можно было ожидать, что при облучении кислорода светом с длиной волны 242нм, которая соответствует энергии диссоциации О2 (117 ккал), будет интенсивно образовываться озон. Однако опыт показал, что при этой длине волны образование озона не происходит, максимум приходится на гораздо более коротковолновые участки спектра 210-200 и 175нм, где излучение несет гораздо большую энергию (квант света 207,5нм соответствует 138,4 ккал). На каждый поглощенный квант света образуется две молекулы озона.
    Расход энергии в оптимальных условиях составил 550 кВт-ч на 1 кг озона. Это делает нерентабельным фотохимическое получение озона в больших количествах, но одновременно создает много конструктивных удобств для получения малых количеств озона, поскольку при использовании других методов, например барьерного разряда, размеры реакционного устройства должны быть слишком малы. Отмечено, что именно при фотохимическом синтезе тяжелые изотопы кислорода концентрируются в озоне [Б.У. Утирав, Г.М. Панченков, В.Я. Коровник, Ж. физ. химии, 43, 1904 (1969)].
    Электролитический метод синтеза Первое упоминание об образовании озона в электролитических процессах относится к 1907 г. Однако до настоящего времени механизм его образования остается неясным. Обычно в качестве электролита применяют водные растворы хлорной или серной кислоты, электроды изготовляют из платины. Использование кислот, меченных О18, показало, что они не отдают своего кислорода при образовании озона. Поэтому брутто-схема должна учитывать только разложение воды:
    Н2О + O2 —> O3 + 2Н+ + e-
    с возможным промежуточным образованием ионов или радикалов.
    К преимуществам описываемого метода следует отнести возможность получения концентрированного озона (25—58%). Удельный расход энергии весьма велик (140—250 кВт-ч на 1 кг озона при 20° С. То, что удельный расход энергии при синтезе озона весьма велик, отчасти определяется термодинамикой процесса. Действительно, образование озона и кислорода связано с изменением свободной энергии, а поскольку источником кислорода в процессе является вода, его образование связано с дополнительной затратой энергии на разложение воды.
    Образование озона под действием ионизирующего излучения Из предыдущего следует, что озон образуется в ряде процессов, сопровождающихся возбуждением молекулы кислорода либо светом, либо электрическим полем. При облучении кислорода ионизирующей радиацией также могут возникать возбужденные молекулы, и наблюдается образование озона.
    Вероятность процесса возбуждения при малых энергиях электронов превосходит вероятность образования атомарных ионов кислорода, появление которых следует ожидать при энергии электронов 19—22 эв (потенциал ионизации 0,2 равен 12,1 ± 0,2 эв.
    Выход озона в начальных стадиях процесса пропорционален времени облучения, на последующих стадиях концентрация озона стремится к некоторому пределу (0,2—0,04%), обусловленному конкуренцией синтеза и распада озона. При электронном ударе было показано, что реакция имеет первый порядок по кислороду. Выход озона на каждые 100 эв поглощенной энергии в газовой фазе 1,5—1,7. При действии гамма-излучения = 13,6.
    Образование озона под действием ионизирующего излучения до настоящего времени не было использовано для синтеза озона. Обычно это вредное побочное действие радиации, вызывающее разрушение резиновых и пластмассовых деталей реакторов и иных устройств, с которым приходится вести борьбу.
    Образование озона в СВЧ-поле При пропускании струи кислорода через СВЧ-поле наблюдалось образование озона. Этот процесс мало изучен, хотя генераторы, основанные на этом явлении, часто используются в лабораторной практике.
    Озонирование
    Технологический процесс обработки озоном воды, воздуха и других веществ. Озонированная вода не содержит токсичных галогенметанов - типичных примесей стерилизации воды хлором. Процесс озонирование проводят в барботажных ваннах или смесителях, в которых очищенная от взвесей вода смешивается с озонированным воздухом или кислородом. Недостаток процесса - быстрое разрушение О3 в воде, обусловленное реакцией
    2О3 + 2ОН- + 2Н+—> ЗО2++ 2Н2.
     

     
    Озонирование применяют также в пищевой промышленности для стерилизации холодильников, складов, устранения неприятного запаха; в медицинской практике - для обеззараживания открытых ран и лечения некоторых хронических заболеваний (трофические язвы, грибковые заболевания), озонирования венозной крови, физиологических растворов.
    Современные озонаторы, в которых озон получают с помощью электрического разряда в воздухе или в кислороде, состоят из генераторов озона и источников питания и являются составной частью озонаторных установок, включающих в себя, кроме озонаторов, вспомогательные устройства: систему очистки и осушки рабочего газа воздуха или кислорода, систему охлаждения, компрессор, точные измерительные устройства концентрации озона. Концентрации озона в газовой смеси на выходе из генератора должны варьироваться в широком диапазоне от нескольких единиц до максимальной - не ниже 70-80 мг/л.
    В настоящее время озон О3 является газом, используемым в так называемых озонных технологиях: очистка и подготовка питьевой воды, очистка сточных вод (бытовых и промышленных стоков), отходов газов и др.
    В любых модификациях ионных воздухоочистителей, также вырабатывается озон. Предельно допустимая концентрация озона при работе воздухоочистителя для жилых помещений составляет 30 мкг/м3 что, по своим показателям выработки озона не превышают ПДК.
    В зависимости от технологии использования озона производительность озонатора может составлять от долей грамма до десятков килограмм озона в час. Специальные озонаторы применяются для газовой стерилизации медицинского инструментария и мелкого оборудования. Стерилизация осуществляется в искусственно увлажненной озонокислородной среде, заполняющей стерилизационную камеру. Цикл стерилизации состоит из стадии замещения воздуха в стерилизационной камере увлажненной озонокислородной смесью, стадии стерилизационной выдержки и стадии замещения озонокислородной смеси в камере микробиологически очищенным воздухом.
    Озонаторы, применяемые в медицине для озотерапии, имеют широкий диапазон регулирования концентрации озонокислородной смеси от 0,2 до 80,0 мг/л с шагом 0,1 мг/л при любой заданной скорости подачи кислорода независимо от колебания входного давления и других параметров. Каждое конкретное значение концентрации озона задается оператором и отображается на дисплее агрегата. Гарантированная точность вырабатываемой концентрации озонокислородной смеси и ее измерение не должны превышать погрешность ± 5%, которая контролируется системой автоматики озонатора и автоматически поддерживается за счет системы стабилизации.
    Биологическое действие озона
    Биологическое действие озона зависит от способа его применения, дозы и концентрации. Многие из его эффектов в разных диапазонах концентраций проявляются в различной степени и нередко антагонистичны. С повышением концентрации усиливаются антимикробный и иммуностимулирующий эффекты озона, но в то же время возрастает его прооксидантная активность [Cardile V. et al., 1995]. Тромболитический эффект низких концентраций озона [Риллинг З., Фибман Р., 1986] при их повышении сменяется прижигающим, кровоостанавливающим [Кашперский Ю.П. и соавт., 1995]; нередко стирается четкая грань между его иммуно­стимулирующим и провоспалительным эффектом [Basha M.A. et al., 1994; Cardile V. et al., 1995].Обладая высокой реактогенной способностью, озон активно вступает в реакции с различными биологическими объектами, в том числе со структурами клетки.
    В силу плотной упаковки липидов и белков в биомембранах именно плазматические мембраны выступают в роли основной мишени биологического действия озона на клетку.
    Повреждения в цитоплазме и внутриклеточных органеллах наблюдались при значительно больших дозах озона сравнительно с тем, что вызывают повреждения в плазматической мембране, и после нарушения барьеров проницаемости.
    По мере нарастания дозы озона в плазматической мембране модифицируются силы межмолекулярного воздействия, это проявляется изменением зарядового состояния поверхности. Растет гидрофильность, изменяется микровязкость анулярного и бислойного состояния мембран, связанные с окислительной деструкцией липидов и белков. Об этом свидетельствуют накопление липофосфатов, окисленных стеридов и свободных ненасыщенных жирных кислот, а также неодинаковые уровни дискриминации различных классов фосфатов, ковалентных межбелковых сшивок, окисленных тиоловых групп и триптофанилов.
    Фундаментальные биохимические, физиологические и иммуноморфологические исследования свидетельствуют, что терапевтический эффект озона обеспечивают озониды, образующиеся в биологической среде вследствие взаимодействия озона с ненасыщенными жирными кислотами. Установлено, что озониды, образующиеся в результате озонолиза ненасыщенных жирных кислот, модифицируют структурно-функциональное состояние клеточных мембран, обеспечивают интенсификацию ферментных систем и тем самым усиливают образование энергетических субстратов.
    Показано, что модификация мембран форменных элементов крови, снижение вязкости крови под действием озонидов улучшает газообмен на тканевом уровне и микроциркуляцию. Доказана способность озонидов стимулировать синтез цитокинов лимфоцитами и моноцитами, активизировать фагоцитоз и реакции клеточного иммунитета.
    Изучалось состояние эритроцитов при обработке крови озоном. После перфузии озона отмечено меньшее количество патологически измененных форм (шизоцитов, эхиноцитов), в 1,5 раза реже развивался гемолиз.
    В основе лечебного действия озонотерапии лежит применение озонокислородных смесей. Высокий окислительно-восстановительный потенциал озона обуславливает его системное (восстановление кислородного гомеостаза) и локальное (выраженное дезинфицирующее) лечебное действие.
    Впервые озон как антисептическое средство был использован А. Wolff в 1915 г. для лечения инфицированных ран. В последние годы озонотерапию успешно применяют практически во всех областях медицины: в неотложной и гнойной хирургии, общей и инфекционной терапии, гинекологии, урологии, гастроэнтерологии, дерматологии, косметологии и др. Использование озона обусловлено его уникальным спектром воздействия на организм, в т. ч. иммуномодулирующим, противовоспалительным, бактерицидным, противовирусным, фунгицидным и др.
    Однако нельзя и отрицать, что методы использования озона в медицине, несмотря на явные преимущества по многим биологическим показателям, до сих пор широкого применения не получили.
    Причина та же - высокая токсичность озона. Необходимы высочайшая культура производства медицинского озона и строгий контроль над всеми химическими процессами с его участием – это сильнейший окислитель.
    · Много работ связано и с изучением воздействия озона на грибы и бактериальные клетки.
     
    · В следующей работе также демострируется, что в присутствии малых доз озона (0,1 – 0,6 мг/л) ни только не угнетает, но и ускоряется рост микроорганизмов Esherichia coli и дрожжеподобных грибов Candida albicans в нормальных физиологических условиях.
    Показано, что микроорганизмы Escherichia coli, Staphilococus aureus, Candida albicans, нанесенные на поверхность миллипоровых фильтров полностью инактивируются при обработке в камере газообразной озоновоздушной смесью с концентрацией озона 6 мг/л.
    На рис. 6 представлены полученные кинетические кривые роста бактерий Esherichia coli при 37 °C в виде зависимостей оптической плотности ростовой среды от времени при разных дозах озона в ростовой среде.
     
    Концентрации озона указаны в расчете на единицу объема ростовой среды. Видно, что при концентрации 0,12 и 0,35 мг/л озона в ростовой среде наблюдается увеличение количества бактерий в среде на линейной фазе роста. При дозе 0,67 мг/л наблюдается эффект угнетения роста клеток озоном.
    При замораживании грибов в присутствии озона в концентрации 0,16 – 0,64 мг/л наблюдается более высокая их выживаемость после быстрого замораживания. При повышении концентрации озона до 0,8 мг/л жизнеспособность достоверно не отличается от показаний в контроле. В образцах замороженных медленно, более высокую жизнеспособность наблюдали при концентрации озона 0,16 – 0,48 мг/л. При повышении концентрации озона до 0,64 – 0,8 мг/л жизнеспособность грибов была достоверно ниже, чем в контрольных образцах. Этот результат согласуется с теми представлениями, что озон в высоких дозах вызывает угнетение роста микроорганизмов. При этом наблюдается синергизм в повреждающем действии озона и замораживания-оттаивания на сохранность микроорганизмов. Эффект стимуляции роста грибов Candida albicans наблюдается именно при малых дозах озона [Зинченко В.Д. и др., Применение озона в технологическом цикле криоконсервирования биологических объектов. Институт проблем криобиологии и криомедицины НАН Украины, г. Харьков].
    Согласно литературным данным, лишь высокие концентрации озона (превышающие 10 г/л) являются абсолютно бактерицидными практически для всех штаммов микроорганизмов. Поэтому озон используется в клинической практике как универсальный антисептик при санации инфекционно-воспалительных очагов различной этиологии и локализации.
    Вместе с тем, в ряде случаев было отмечено отсутствие выраженного антибактериального эффекта озонотерапии.
    Так в одной из работ, у 17% больных, обследованных в процессе лечения, в острой фазе гнойно-воспалительного процесса после проведения озоновых санаций очага гнойной инфекции бактериологическая ситуация в ране не имела существенной тенденции к улучшению по сравнению с исходным уровнем бактериальной контаминации. Проведенный ретроспективный анализ показал, что указанные результаты были получены в случаях, когда озоновая санация проводилась непосредственно после вскрытия обширных гнойных полостей с наличием большого количества раневого отделяемого или плохо дренируемых гнойных затеков и карманов.
    В связи с этим было проведено экспериментальное исследование антибактериального действия озонированного физиологического раствора на музейные штаммы микроорганизмов, наиболее часто встречающихся при инфекционно-воспалительных хирургических заболеваниях. При этом исследовались следующие штаммы бактерий: Staphylococcus aureus (штамм 25923), Escherichia coli (штамм 25922), Pseudomonas aeruginosa (штамм 27853).
    ·  В первой серии экспериментов готовились убывающие концентрации микроорганизмов в физиологическом растворе: 108, 107, 106 и 105 м.т./мл. Таким образом, степень обсемененности опытных образцов соответствовала критическому уровню бактериальной контаминации ран или превышала его.
    В каждую пробу с микроорганизмами добавляли озонированный физиологический раствор в соотношении 1:1. Концентрация озона в растворе соответствовала 20 мкг/мл. В качестве контроля использовали пробы с аналогичным содержанием микроорганизмов, но добавляли неозонированный физиологический раствор в том же объеме. После 20-минутной экспозиции все пробы подвергались бактериологическому исследованию путем посева на твердые питательные среды.
    Как видно на рис. 7а, в образцах, подвергнутых воздействию озона, роста микрофлоры не было выявлено ни в одном из случаев вне зависимости от видовой принадлежности микроорганизмов. Произошло непосредственное деструктивное влияние озона на бактериальные клетки с последующим полным прекращением жизнедеятельности микроорганизмов. При этом в контрольных пробах отмечен рост микрофлоры в соответствии с исходным уровнем микробной обсемененности. Аналогичные результаты были получены в сериях с содержанием озона в растворе 10 мкг/мл.
    ·  Во второй серии экспериментов готовились аналогичные убывающие концентрации микроорганизмов (108, 107, 106 и 105 м.т./мл) в жидкой питательной среде (бульон Хоттингера). В каждый образец добавляли озонированный физиологический раствор в соотношении 1:1 с указанной выше концентрацией. В контрольные ряды проб добавляли не озонированный физиологический раствор. После 20-минутной экспозиции все пробы также подвергались бактериологическому исследованию.
    Как видно из рисунков 7а и 7б, характер роста микрофлоры как в опыте, так и в контроле был практически идентичен. Таким образом, при непосредственном воздействии высококонцентрированного озонированного физиологического раствора на бактериальную взвесь в присутствии жидкой питательной среды достоверного ингибирующего эффекта на рост микрофлоры получено не было. Результаты исследования существенным образом не изменились при 1,5-кратном увеличении концентрации озона.
    По всей видимости, озон, вступая в окислительные реакции с органическими веществами, (преимущественно, полинасыщенными жирными кислотами и пептидами), теряет свою бактерицидную активность за счет своей реактогенности с молекулами указанных химических соединений. Оставшиеся после окисления органических молекул низкие концентрации озона уже не в состоянии “взломать” антиоксидантные структуры капсида микроорганизмов. Таким образом, для усиления антибактериального действия озона необходимо либо многократно увеличивать концентрацию озона в среде-носителе, либо уменьшать содержание жидких органических веществ в ране.
    В литературе также встречаются данные о применении в лечении острых гнойных хирургических заболеваний озонированных растворов антисептиков: раствор фурагина, 3% раствор борной кислоты, 1% раствор диоксидина, 0,1% водный раствор хлоргексидина. Причем авторы отмечают повышение эффективности антисептических препаратов при их озонировании. Упомянуто также применение озонированных растворов метилурацила и метронидазола.
    · Было проведено и изучение влияния озона на антибактериальную эффективность антисептических препаратов. При этом были выбраны наиболее часто используемые в хирургической практике препараты: хлоргексидина биглюконат, диоксидин, риванол.   
    Для оценки антибактериального действия использовали мануальную модификацию методики, заложенной в основу микробиологического анализатора BIOSCREEN/iEMS (созданного коллективом отечественных авторов совместно с фирмой “LabMetod”, Финляндия). При этом используется тот факт, что приращение оптической плотности питательной среды с инокулированными в нее микроорганизмами высоко коррелирует с их количеством.
    В ряд проб с культурой микроорганизмов с титром 107 микр. тел в мл добавляли непосредственно антисептики. Во второй ряд проб, содержащий аналогичное количество микроорганизмов, добавляли антисептик после барботажа последнего озон-кислородной смесью в концентрации 20 мкг/мл в течение 10 минут. Контрольные пробы в каждом ряду не содержали антисептических препаратов и служили для оценки роста микробной популяции в питательной среде. Через 6 часов инкубации определяли прирост оптической плотности в пробах.
    Следует отметить, что после барботажа газовой озон-кислородной смесью раствора риванола данный антисептик резко изменил свой цвет, помутнел; отмечено появление грубого хлопьевидного осадка. По-видимому, озон изменил физико-химические свойства раствора за счет окислительной трансформации молекул антисептика, в связи с чем использование такого раствора в клинических целях считается невозможным.
    Влияние озона на хлоргексидина биглюконат и диоксидин представлено на рис. 8. Озонирование антисептиков полностью блокировало антибактериальное действие последних: рост микроорганизмов соответствовал контрольной пробе. Причем, в одной из проб, содержащей диоксидин, прирост оптической плотности существенно превышал таковой в контрольной пробе, т.е. озонированный раствор антисептика не только потерял свою эффективность, но и стимулировал рост микрофлоры в пробе.
    В серии проб, содержащей неозонированные антисептики, их эффективность оставалась хорошей [Г.В. Родоман и др., Проблемы комбинированной антибактериальной терапии хирургических иефекций. Городская клиническая больница № 13 Кафедра общей хирургии лечебного факультета РГМУ] .
     
    Озон в стоматологии. Выводы
    Прежде всего, нужно безоговорочно подтвердить факт применение озона в практике врачевания во многих областях медицины, как терапевтического и обеззараживающего средства, однако говорить о широком его применении пока не приходится.
    Газ озон, наверняка, должен восприниматься человеком и с наименьшими побочными аллергическими проявлениями. И даже если в литературе можно найти упоминание об индивидуальной непереносимости O3, то и эти случаи, безусловно, ни как не могут быть сопоставимы, например, с хлорсодержащими и прочими галогенопроизводными антибактериальными препаратами.
    По сути, трёхатомный кислород и наиболее экологичен. Постоянное присутствие его в земной атмосфере испытывает на себе любой живой организм. Кому не знаком его запах “свежести” – в летние жаркие дни после грозы?! Но также, наряду с фактом его повсеместного присутствия, нельзя и забывать о его токсичности в больших концентрациях. И это также подтверждалось и экологами, занимающимися исследованиями городского смока в развитых промышленных центрах и в крупных городах. И если в верхних слоях атмосферы озон, поистине, лишь защищает нашу жизнь, то переизбыток O3 в приземном слое, может быть губителен для всего живого. А пользуясь общим правилом, известным в токсикологии, по которому
    воздействие = концентрация • время,
    заметим, – применительно к озону оно подходит наверняка и неоспоримо. И медицина здесь, также не будет являться исключением из этого правила, а стоматология особенно!
     
    Многие коллеги уже неоднократно сталкивались с существующими публикациями в профессиональной периодике, в которых предлагается использовать врачам в их каждодневной практике некий компактный озонатор, изготавливаемый довольно-таки известной фирмой KaVo, – “HealOzone”.

    Предлагаемый аппарат представляет собой генератор озоновоздушной смеси основанный на реакции фотохимического синтеза О3. И это, пожалуй, единственно приемлемый вариант получения озона из воздуха, минуя образования токсичных оксидов азота, но такой вид озонаторов обусловлен слишком малой производительностью озона.
    HealOzone способен синтезировать озон в концентрации не более 0,1—0,2 мг/л.
    Прочие - искровые (барьерные) варианты озонаторов, не могут применяться для получения озона из воздуха в медицинских целях, так как такие генераторы неизбежно совместно с О3 окисляют и азот воздуха до химически активных и токсичных его оксидов: NO; NO2; N2O5.
    Но об этом уже все было сказано выше и, чтобы не повторяться, а рассмотреть-таки предлагаемый к практике аппарат - HealOzone, хочется, прежде всего, акцентировать внимание непосредственно на заглавие статьи размещенной в неком профессиональном периодическом издании – “HealOzone – лечение кариеса без боли”.
    Мы все с вами прекрасно знаем - что есть такое кариес и от чего, и как, и чем его лечат. Но то, что на этот раз предлагает нам именитая фирма KaVo, пожалуй, трудно вообще вписать в сколь либо разумные рамки врачевания. Дословно –
    Из озонной терапии кариеса известно, что озон проникает в кариозную полость, где всего за 20 секунд аппликации уничтожает 99,9% всех кариозных бактерий”.
    В связи с указанным берёт сильное сомнение, не только в том, что им самим что-либо вообще известно о заявленной “озонной терапии кариеса ”, но и по всему, у авторов прослеживаются пробелы относительно даже и общих принципов санитарии, а именно по поводу учений о стерилизации. И, видимо, только из-за очень большой своей скромности, разработчики HealOzone не смогли указать в сопроводительной публикации к прибору о возможной 100%-ой стерильности, оставив-таки 0,1% инфекции, по всему, на некую неловкость врача-оператора.
    Газовая смесь выходит из рабочего инструмента без должного давления и скорости, чтобы вообще хоть как-то смочь вытеснить воздух из пораженного кариесом дентина зуба. А ведь только при этом условии, т.е. при полном замещении воздуха в пораженном кариесом дентине газовой смесью, можно было бы вообще вести разговор, о каком бы то ни было обеззараживании.  
    И лишь только на таком принципе работают, к примеру, озоновые стерилизаторы. Сначала откачивается воздух из рабочей камеры (причем, этот цикл повторяется неоднократно), и лишь затем разряженное пространство заполняется озоновой смесью для стерилизации.
    Хотя разработчики, все же как-то интуитивно или от части, но, предвидя всю несостоятельность предложенной методы, позаботились о том, чтобы снабдить инструмент на выходе газа, эластичной муфтой (резиновый колпачок на головке), дабы была возможность прижать инструмент к зубу для – достижения полной герметичности. И единственное на что пока можно посетовать в данном аспекте, это лишь на то, что авторами совершенно не сообщается, – как именно вообще можно эту герметичность достичь на зубах разной формы и объема, на буграх и фиссурах под поступающей струёй газа?!
    Обратив же внимание (по вышеприведенной ссылке) на температуру в рабочей камере озонового стерилизатора при концентрации озона 20мг/л и на время, затрачиваемое на достойную стерилизацию – не менее часа при 50° С, то тут уже совершенно четко вырисовывается полная несостоятельность HealOzone не только для прописанных мифических 99,9%, но и для какого бы то ни было вообще, ничтожно-губительного воздействия на кариозную микрофлору.
    Предоложенное же в публикациях продувание “чудо-агрегатом с супер-насадкой” пространства корневого канала при эндодонтическом лечении, и подавно, не поддается никакому научному или даже просто разумному объяснению в пользу этой манипуляции.
    На мой же взгляд, данные потуги разработчиков и распространителей HealOzone нужно рассматривать не иначе как - неуважение к профессии и ко всем специалистам, работающим в стоматологической отрасли.
    Касаясь же наиболее точных данных химии озона и научных микробиологических исследований, HealOzone способен преподнести не только полную несостоятельность и бесполезность - как лечебного физиотерапевтического прибора, но, от части, нанести и возможный вред организму.
    Во-первых, т.к. совершенно не представляется возможным как-то герметизировать рабочее поле, т.е. ограничить присутствие газо-озоновой смеси только на обрабатываемом зубе – озон, распространяясь по всему пространству ротовой полости, неизбежно будет вступать во взаимодействие с любыми присутствующими материалами:
    ·  Это неизбежно приведет к взаимодействию газа с металлами - например, к почернению амальгамовых включений, с наиболее интенсивным последующим окислением последних.
    ·  Композиционные пломбировочные материалы есть по сути ничто иное, как многозвеньевые полимерные соединения сложных эфиров
    Способность же озона разрушающе вторгаться в углеродные двойные связи подобных соединений, наверняка, может оставить и свой отпечаток на присутствующих композитных реставрациях.
    ·  Взаимодействие дентина зуба с композиционным материалом основано на реакции кальция неорганической части дентина с кислотными (например, фосфорсодержащими) группами композиционного материала. Так что более печальным может оказаться и факт неизбежного разрушения именно пограничной зоны соединения пломбировочного материала с зубом. Ну а это обстоятельство, образование микроподтеканий, возможно потянет за собой целую цепь нежелательных осложнений приводящих к вторичному кариесу ранее реставрированных зубов.
    ·  Применение же HealOzone в эндодонтической практике не только представляется совершенно бесполезным задуванием газа в канал, но, основываясь на указанные исследованиях химии озона, это действо может просто-таки свести “на нет” и любые применяемые химически действенные канальные антисептики.
    Далее нужно рассмотреть вопрос связанный непосредственно и с биологическим действием озона на патогенную флору.
    Авторы и разработчики HealOzone сопровождают свой агрегат исключительно обобщенными высказываниями и ничем не подтвержденными заявлениями:
    Концентрация озона для эндодонтической терапии не отличается от концентрации, необходимой для терапии кариеса, - 2100 ppm.(*) Она оказывает сильное воздействие на бактерии, но безопасна для ротовой полости.
    Однако микробиологи-исследователи, подчеркивая исключительно сильное губительное действие озона на микроорганизмы даже и по сравнению с хлором, повсеместно обращают внимание на присутствующий при этом факт обязательной (критической) концентрации О3 – не ниже 0,6 мг/л. Но и это условие относится только и обязательно – к озону растворённому в жидкости, в ростовой среде.
    Если же мы условно будем рассматривать инфицированную ткань зуба или слизистую как некую твёрдую заселённую питательную среду обрабатываемую лишь газом, то при таком условии и к количеству пролетающих, бомбардирующих ткань молекулам О3, уже должны предъявляться и совершенно другие требования. Анализируя, на этот счет, существующие публикации – концентрация озона при подобных условиях, очень существенно возрастает. Некоторые источники определяют её не ниже 6-10 мг/л, некоторые даже и более 20 мг/л.
    Как бы там ни было, но одно при этом остаётся неизменным – присутствие такого количества озона в воздухе будет определённо губительным не только для бактерий, но и для самого организма носителя, а потому недопустимо в окружающей человека среде. Например, автоматика озоновых стерилизаторов позволяет открывать рабочую камеру аппарата только лишь после дизактивации озона в ней и доведения концентрации О3 до уровня ПДК.
    Но и это ещё не всё. К большому сожалению, производители “чудо-прибора” не ограничиваются перечисленными процедурами, а предлагают также использовать озонатор и для, якобы, лечения и слизистой полости рта. Но опубликованный вывод в представленной работе, позволяет ни только не согласиться с какой-то эффективностью HealOzone при лечении пародонтитов, афт, стоматита и герпеса, но и сильно усомнится вообще в компетентности изготовителей данного прибора, утверждающих о его безвредности.
     
    По поводу же существующих публикаций о практике хирургической стоматологии с применения медицинского озона для лечения воспалительных заболеваний челюстно-лицевой области, хочется сказать следующее:
    Действительно, озонотерапия имеет место быть в медицине и хирургическая стоматология не может быть исключением из общих правил. Но озон, в своих существующих допустимых медицинских нормах, скорее всего, имеет особую эффективную значимость лишь на реабилитационных стадиях излечения или как очень вспомогательная процедура.
    Представлять же озон в практике стоматолога как некую передовую технологию недопустимо по многим причинам.
    ·  Во-первых. Современная стоматология уже на сегодня имеет в своём арсенале очень эффективные лечебные технологии, совершенно безвредные медикаменты и безаллергичные обезболивающие средства.
    ·  Во-вторых. Профессиональные озонаторы – агрегаты, неотъемлемой и обязательной частью которых является баллон с жатым в несколько десятков атмосфер кислородом – никак и ни по каким существующим нормам, не смогут вписаться в современный стоматологический офис. "Игрушки" же, подобия HealOzone, недопустимы в принципе.
    ·  В-третьих, опять же со ссылкой на публикации, - “В условиях экономической блокады и запретов на ввоз медикаментов и медицинских технологий Куба стала признанной в мире великой озоновой державой”, так и подмывает спросить, в преддверии грядущих ... – мы что, тоже вновь изберём “Кастро” или перейдем-таки уже в следующий век своего бытия и сознания? ;-)
     
     Удачи!
    Ноябрь, 2007 г., Олег Зыбин.
    Все желающие принять участие в дискуссии или выступить с критическими замечаниями приглашаются на Форум


    ppm – единица измерения концентрации, миллионная доля (англ. Parts per million – частей на миллион).  Милионная доля – единица измерения концентрации, аналогичная проценту и промилле. Обозначается сокращением ppm или мд. 1 ppm = 0,001 ‰ = 0,0001 % = 10-6


    Н.В. Лазарев, Э.Н. Левина, И.Д. Гадаскина Вредные вещества в промышленности Ленинград, "Химия", 1976-1977.

    Общий характер действия. Полагают, что токсический эффект Оз обусловлен образованием свободных радикалов, нарушением окислительных процессов и высвобождением из тканей адреналина, норадреналииа и брадикинина (Gilgen, Wanner). Резко раздражающе действует на слизистые дыхательных путей - вплоть до отека легких, в развитии которого играет роль гистамин (Dixon, Mountain). Полагают, что морфологическим изменениям в легких предшествуют биохимические сдвиги, повреждающие клетки (Werthammer et al.), а также, что Оз действует на дыхательные ферменты подобно ионизирующей радиации (Brinkman, Lamberts; Gilgen, Wanner; Jaffe). 
    Острое отравление. Поражение органов дыхания (от першения в горле до отека легких, в зависимости от концентрации и экспозиции). Отмечаются также раздражение слизистых глаз, нарушение аккомодации (Nasr), головная боль, чувство сжатия в груди, головокружение, снижение кровяного давления, расширение капилляров. Порог восприятия запаха, по разным данным, от 0,0004 до 0,015-0,98 мкг/л (Эглит; Jaffe). После 1-2 ч пребывания в атмосфере с 0,0004-0,002 мг/л Оз ощущались сухость во рту и зеве, неспособность сосредоточиться, загрудинные боли. В ночь после опыта - бессонница, позднее кашель; дурное самочувствие в течение 2 недель (Griswold et al.). При воздействии тех же концентраций в течение 3 ч снижалась острота зрения (периферическое и ночное зрение, поля зрения, конвергенция) (Jaffe; Huber). Раздражение слизистых носа, глаз, горла наблюдается при 0,0002-0,001 мг/л. По Henschler et al., вдыхание 0,002 мг/л из-за раздражения слизистых переносится с трудом даже в течение нескольких минут. При кратковременном вдыхании 0,002-0,02 мг/л - кашель, головная боль, головокружение, учащение пульса, оцепенение, иногда упадок сердечной деятельности, длительные боли в теле (По Gilgen, Wanner) вдыхание 0,008-0,009 мг/л в течение нескольких часов вызывает отек легких. Физическая нагрузка при воздействии Оз усиливает токсический эффект. 
    Хроническое отравление. Хроническое действие Оз мало изучено. Наблюдаемые у рентгенологов раздражительность, головные боли относят иногда на счет действия Оз, концентрации которого в рентгеновских кабинетах составляют 0,0016-0,0035 мг/л. В лабораториях спектрального анализа при 0,001-0,003 мг/л описаны раздражение слизистых, гипотония, астеноневротические состояния (Городинский). Отмечены раздражение слизистых, затруднение дыхания, сохранявшееся некоторое время и на чистом воздухе, у работников электротехнической испытательной лаборатории. В производстве пергидроля при наличии в воздухе Оз (выше ПДК в 5-8 раз) и стаже работы 7-11 лет особенно часты жалобы на головную боль, раздражительность и слабость, расстройство сна, боли в области сердца. Объективно-функциональные расстройства вегетативной нервной системы, брадикардия, приглушенные тоны сердца, аритмия, нарушение сердечной проводимости, а также бронхиты, снижение легочной вентиляции. У 20% печень увеличена, болезненна; обнаружена также незначительная лейкопения (Кудрявцева). При аргонодутовой сварке (концентрация Оз 0,0018-0,015 мг/л) у сварщиков кашель, головная боль, носовые кровотечения (Полонская). При концентрации в воздухе городов 0,00098 мг/л у жителей не наблюдалось острых поражений легких (Gilgen, Wanner). Токсичность Оз сильно повышается при одновременном воздействии окислов азота [совместное действие в 20 раз сильнее, чем действие каждого (Thorp)] и перекиси водорода (Невская; Дитерихс, Невская).


    Используемая литература
    н-пж Институт стоматологии №4 (29), декабрь, 2005;
    Разумовский С. Д., Заиков Г.Е., Озон и его реакции с органическими соединениями, М., 1974;
    А.Х. Хргиан, Физика атмосферного озона, Л., 1973;
    С.П. Перов, А.Х. Хргиан, Современные проблемы атмосферного озона, Л., 1980;
    В.В. Лунин, М.П. Попович, С.Н. Ткаченко. Физическая химия озона, М.: Изд-во МГУ, 1998;
    Разумовский С. Д., 3иков Г.Е., Озон и его реакции с органическими соединениями (кинетика и механизм), М., “Наука”, 1974;
    В.А. Вобликовой и В.И. Пантелеева “Электросинтез озона”, М., 1987;
    В.Г. Самойловича, В.И. Гибалова, К.В. Козлова “Физическая химия барьерного разряда”, М., 1989;
    Т.В. Проценко, И.В. Куценко Опыт применения озонотерапии при лечении больных с аллергодерматозом, “Дерматология”, №4, 2003;
    Ю.П. Пичугин "Озон и другие экологически чистые окислители. Наука и технологии". Материалы 25-го Всероссийского семинара. Москва, 2003;
    Ю.П. Пичугин Информационный центр "Озон", вып.№13.Материалы 20-й конференции "Генераторы озона и озонные технологии". Москва, 2000;
    н-пж Новое в стоматологии 4 (128); 5 (129), 2005.

     

     


Рейтинг@Mail.ru